Page header cover

Инфляция, экономика и фондовый рынок США: что происходит

17 мая председатель Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл объявил о готовности регулятора «агрессивно» повысить ключевую ставку, после чего коррекция на фондовом рынке ускорилась. Финансовый аналитик Raison Asset Management Николай Кленов комментирует действия регулятора. 


nikolaj-klenov-raison-asset-management_2 Николай Кленов, финансовый аналитик

Основные тезисы выступления Председателя ФРС Джерома Пауэлла 17 мая:

— ФРС готова агрессивно повышать процентные ставки, пока инфляция не начнёт снижаться четким и убедительным образом;

— Оглядываясь назад, можно сказать, что было бы лучше поднять ставки раньше; 

— Существуют «пути» для снижения темпов роста цен без полномасштабной рецессии;

— Всё будет зависеть от того, как будут развиваться экономика и инфляция;

— Экономика сильна. Балансы потребителей здоровы. Бизнес здоров.

Складывается впечатление, что ФРС и правда полна решимости бороться с инфляцией любой ценой, несмотря на последствия для экономики. Однако на такие шаги (судя по риторике) регулятор будет готов пойти, только если инфляция не начнёт быстро снижаться. Это негативный сценарий развития событий — и есть некоторая вероятность, что он будет реализован.

Тем не менее, ФРС сегодня ориентируется на свой базовый сценарий, который предполагает нейтральный уровень ставки в 2,75-3,00% к концу года + сокращение баланса.

Пауэлл говорит о возможности «мягкой посадки» с достижением более низкой инфляции при незначительном снижении экономического роста и небольшом повышении уровня безработицы в США.

Перед регулятором стоит крайне непростая задача. Как можно «быстро» снизить инфляцию с уровней выше 8% (не говоря уже о том, чтобы довести ее до таргета в 2%) при учётной ставке в 3% (на конец года) и при «незначительном снижении» экономического роста?

Пауэлл признал, что ставку нужно было поднимать раньше, а промедление было ошибкой. Выступление главы ФРС  выглядело скорее как вербальная интервенция на фоне снижения доверия к регулятору. Напомню, в 2021 году Пауэлл говорил, что инфляция в 5% недопустима для экономики США. Текущие уровни инфляции говорят о возможной потере контроля регулятора над ней.

Если ситуация с инфляцией экстренная, почему тогда текущая ставка находится на уровне 0,75-1,00% и сдвинуты сроки количественного ужесточения (с 47,5 млрд до $95 млрд) с июня на сентябрь?

Главная проблема состоит в стоимости обслуживания долга, который сегодня составляет $30,433 тлрн (142,87% ВВП).

По мере роста процентных ставок по ценным бумагам Казначейства США, будет расти и стоимость по новым займам для федерального правительства. Это называется «долговая спираль». 

В итоге обслуживание долга может стать одной из самых больших расходных статей бюджета — со всеми вытекающими последствиями, включая сокращение социальных программ и снижение инвестиций в будущий экономический рост. Кстати, дефицит бюджета США за 2021 фискальный год составляет $2,064 трлн.

Это будет огромной проблемой для правительства США, так как его расходы исторически только росли. Добавим к этому инфраструктурный план Байдена, который очевидно не сможет финансироваться только за счёт фискальной политики. Как следствие, государственные заимствования продолжат расти.

Математика здесь проста: долговая экономика США не сможет развиваться без увеличения долга. По мере роста долга будет требоваться все больше денег на его обслуживание. В такой парадигме ФРС просто будет вынуждена держать процентные ставки на максимально низком уровне в долгосрочной перспективе.

Кто будет финансировать растущий долг?

Посмотрим на сокращение баланса. До этого в программах количественного смягчения одним из крупнейших покупателей правительственного долга выступала ФРС. Так она поддерживала спрос на рынке облигаций и сохраняла процентные ставки на низком уровне (низкая стоимость заимствований правительства для финансирования дефицитного бюджета). Теперь же регулятор собирается стать продавцом, что может спровоцировать обвал на рынке облигаций. 

В 2017-19 гг. сокращение баланса на ≈15% вызвало кризис ликвидности на денежном рынке и обрушило фондовый рынок на 20%. Из-за этого ФРС запустила новое количественное смягчение. Скорее всего, и ожидаемое количественное ужесточение в озвученных объёмах будет не долгим.

Что с экономикой?

ВВП США в первом квартале — когда процентные ставки были на уровне 0,25% — сократился на 1,4%. После отрицательного квартала разумно было бы рассматривать снижение ставок, чтобы предотвратить рецессию (рецессия характеризуется как сокращение ВВП в двух кварталах подряд). 

Однако в данной ситуации ФРС просто вынуждена действовать наоборот. Логично предположить, что при повышении ставки до 2% к июлю показатель ВВП в третьем и четвёртом квартале может снизиться. Стагнация не за горами. А на фоне высокой инфляции и ужесточения ДКП, экономика погрузится в стагфляцию.

Резюме

Регулятор в очень сложной ситуации, и какое-то время ему всё же придётся следовать озвученному плану по ужесточению ДКП, чтобы хоть как-то начать снижать инфляцию. Но, главный вопрос заключается в том, как долго и как сильно ФРС будет замораживать экономику.

На мой взгляд, мы не увидим резкого снижения инфляции, она с нами надолго. Ни о каком таргете в 2% в среднесрочной перспективе говорить не стоит. Регулятор будет придерживаться своего базового сценария, и при стабилизации мировой ситуации (локдауны в Китае и геополитика) инфляция, вероятнее всего, понемногу начнёт снижаться. По мере её снижения начнёт смягчаться и риторика ФРС. И, вполне возможно, к концу этого года мы услышим намёки на снижение ставки.

Однако в среднесрочной перспективе на фондовых рынках будет очень высокая волатильность. Особенно, если показатели инфляции будут ухудшаться. В таком случае мы увидим более резкое повышение ставки и, как следствие, S&P 500 на уровнях 3300-3500. Но, думаю, чем выше будет поднята ставка, тем быстрее ФРС «придумает» основания для её снижения.

Заказать
обратный звонок
Получите бесплатную консультацию специалиста
Нажимая кнопку «Заказать звонок», Вы соглашаетесь с Политикой обработки данных